РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Аэробатика: взгляд из самолёта, выполняющего фигуры высшего пилотажа

С удовольствием наблюдая на различных авиашоу за выступлением пилотов и пилотажных групп, крутивших немыслимые фигуры в воздухе на своих спортивных, учебных или даже боевых самолетах, я даже не подозревал, что мне когда-нибудь придется взглянуть на высший пилотаж изнутри. В прямом смысле этого слова – из самолета, выполняющего эти самые фигуры!
Аэробатика: взгляд из самолёта, выполняющего фигуры высшего пилотажа

Оранжевый самолет выруливает на взлетную полосу, рявкает двигателем и, выпустив клуб дыма, подпрыгивает над полосой. Пока мы набираем высоту, в наушниках гарнитуры гремит музыка. «Не мешает? — интересуется пилот, сидящий позади меня. — А то я привык выступать под музыку!» Я поднимаю большой палец вверх — мол, все в порядке. Вот мы выходим в заданный район, и я слышу команду: «Петля! Ручку на себя...». Дергаю ручку слишком резко, и самолет неожиданно легко становится вертикально, а меня с силой вжимает в кресло. «Полегче, полегче... А теперь бочка!» Осторожно отклоняю ручку в сторону, самолет медленно делает оборот вокруг своей оси. «Слишком медленно. Нужно быстрее, вот так!» — моя ладонь, сжимающая «спаренную» ручку, чувствует резкое движение основной, и земля с небом неуловимо быстро меняются местами, а потом делают это еще раз. Ускорение сбрасывает гарнитуру с моей головы, и пока я водружаю ее обратно, инструктор дружелюбно хихикает, после чего показывает свой фирменный трюк — проходит низко над аэродромом, набирая скорость, и взмывает вертикально вверх, одновременно выполняя несколько быстрых «бочек» и зависая в воздухе на вершине траектории перед разворотом через крыло и пикированием.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Франсуа Ралле, бывший военный летчик, мастер высшего пилотажа и пилот команды Hamilton, объясняет редактору «TechInsider», как управлять самолетом… и, на всякий случай, как освободиться от привязных ремней и воспользоваться парашютом при возникновении нештатной ситуации.

Франсуа Ралле — бывший военный летчик, налетавший на Mirage 2000 почти 3000 часов (часть из них — это индивидуальные и групповые показательные полеты), а потом пересевший на легкие самолеты для спортивного пилотажа. Такие, как вот этот Extra 330, выписывающий виражи над французским городом Сен-Максим.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Легкий, мощный и маневренный Extra 330 – один из лучших самолетов для демонстрации воздушного пилотажа. Куда там тяжелым реактивным истребителям!

Военный и гражданский

Уже после приземления, на аэродроме, я спрашиваю, не скучно ли ему после мощного реактивного истребителя водить маленький легкий спортивный самолет. «Конечно, Mirage 2000 позволяет развивать гораздо большую скорость, но зато места для пилотажа ему нужно намного больше. А Extra 330, — Франсуа показывает на элегантную машину, — наверное, самый лучший самолет для аэробатики. И если, скажем, сравнивать эти две машины по маневренности, то сравнение будет вовсе не в пользу Mirage. А еще, — смеется Франсуа, — не забудьте про экономию топлива: Extra в воздухе расходует примерно 60−100 л в час, а Mirage за пять-семь минут пилотажа сжигает почти три тонны!»

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Техника пилотирования тоже заметно отличается. Тяжелый «Мираж» оснащен электродистанционной системой управления, сильно ослабляющей обратную связь для пилота, а Extra 330 — исключительно механической. А при пилотаже, говорит Франсуа, это очень важный момент. Кроме того, военные летчики используют противоперегрузочные костюмы, которые наддуваются воздухом, обжимая летчика. Это уменьшает отток крови от головы и тем самым предотвращает блэкаут — потерю сознания. Но несмотря на то, что при выполнении сложного пилотажа перегрузки в Extra 330 могут достигать примерно тех же 4−6 g, пилотажники летают в обычных комбинезонах. Как объясняет Франсуа, военные пилоты должны быть готовы к неожиданным маневрам в любой момент, и именно в этом их подстраховывает противоперегрузочный костюм. Но он способен компенсировать только отрицательные перегрузки (от головы к ногам), в то время как при выполнении аэробатической программы часто встречаются фигуры пилотажа с положительной (от головы к ногам) перегрузкой. Зато летчики-пилотажники точно знают, какой маневр ждет их в следующий момент, и поэтому способны частично противостоять оттоку крови, напрягая те или иные мышцы (конечно, для отработки таких навыков требуются специальные тренировки).

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Быстрая бочка выполняется так, чтобы вы не успели уловить момент, когда земля и небо несколько раз меняются местами. Ну, разве что потом — на фотографии!

По одному и группой

Фигуры пилотажа, сейчас вызывающие восхищенные взгляды и возгласы зрителей на авиашоу, зародились на заре авиации. Многие из них были и остаются реальными тактическими приемами, способными изменить ход воздушного боя (скажем, боевой разворот, петля), другие обязательны для понимания принципов полета и управления самолетом (штопор, плоский штопор). Многие фигуры просты и входят в базовый курс обучения любого летчика (петля, бочка). А есть и уникальные, которые способны выполнять лишь только самые-самые квалифицированные летчики в мире (кобра Пугачева, колокол Квочура). Есть фигуры пилотажа, которые выполняются на любом самолете (их большинство), а есть уникальные, требующие наличия у самолета особых качеств (управление вектором тяги) или специальных настроек системы управления (отключение ограничения по углу атаки или скорости для выполнения кобры или колокола).

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«Любимая фигура пилотажа? Та, которую я придумал сам! — отвечает на мой вопрос Франсуа. — По-французски она называется salut — "поклон, приветствие". Этой фигурой я заканчиваю все свои выступления: пролетая перед зрителями, разворачиваю самолет носом к ним и выполняю поклон». Действительно, фигура красивая — и нестандартная. Но в любом случае, побывав внутри самолета, выполняющего фигуры высшего пилотажа, на выступления пилотов я теперь смотрю другими глазами.

Загрузка статьи...