Крупнейшая трагедия советской космонавтики: тайна гибели экипажа «Союз-11»

30 июня 1971 года космический корабль «Союз-11» приземлился удачно, но никто из экипажа не выжил. Кто виноват в этой катастрофе? А главное, что стало причиной гибели троих космонавтов — их ошибка или отказ техники?
Крупнейшая трагедия советской космонавтики: тайна гибели экипажа «Союз-11»
РИА Новости

Они не должны были лететь... Но судьба распорядилась именно так.

В ночь с 29 на 30 июня 1971 года ситуация развивалась штатно. 29 июня в 21:25 по московскому времени космический корабль «Союз-11» отделился от орбитальной станции «Салют-1». Бортинженер Владислав Волков доложил Земле, что визуально наблюдается расхождение: «Станция пошла слева от нас, с разворотом». В ответ они получили условия посадки: над территорией СССР малооблачно, погода ясная, видимость хорошая, ветер слабый — 2-3 метра в секунду.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

В 00:16 состоялся еще один разговор, в котором Организатор и руководитель подготовки космонавтов генерал Николай Каманин напомнил о порядке действий космонавтов сразу после приземления, и подытожил: «Желаю мягкой посадки. До скорой встречи на Земле!».

Группа поиска открыла люк приземлившегося спускаемого аппарата и... обомлела. Внутри космического корабля тишина. Никаких признаков жизни. Космонавты лежали неподвижно, выглядели невредимыми, но как будто потеряли сознание. Врачи сразу принялись делать искусственное дыхание и массаж сердца — безрезультатно. Экипаж «Союз-11» погиб в полном составе. Это была самая страшная трагедия в истории советской космонавтики.

РИА Новости
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Прихотливый «Салют-1»

К концу 1960-х годов стало понятно, что космонавтика СССР сильно уступает американской: те бросили все силы на Луну, желая первыми добраться до спутника Земли, и у них это получилось. Вскоре Советский Союз от лунных амбиций отказался и перенацелил свои усилия на разработку орбитальных станций. Управляемая научная лаборатория на орбите Земли — вот, что может сравнять счёт в этой космической гонке.

Так, 19 апреля 1971 года с космодрома Байконур была запущена первая в мире орбитальная космическая станция «Салют-1». Запас горючего, продовольствия и кислорода был рассчитан на три месяца. По плану, станцию должны были посетить трижды.

Первыми в экспедицию отправились самые опытные: Георгий Шонин и Алексей Елисеев, у которых за плечами было уже два полета в космос, и Николай Рукавишников, еще ни разу не бывавший в космосе.

Во второй экипаж, который готовился к работе на орбитальной станции, входили Алексей Леонов, Валерий Кубасов и Петр Колодин. В третий — Владимир Шаталов, Владислав Волков и Виктор Пацаев. Резервный экипаж состоял из Георгия Добровольского, Виталия Севастьянова и Анатолия Воронова. Никто из резервного экипажа особо не надеялся отправиться в космос.

Но случилось необъяснимое: Шонина отстранили от дела — он впервые в своей жизни проспал. И проспал он тренировку на космическом корабле! Его заменил Владимир Шаталов, а в третий экипаж переместился Георгий Добровольский.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РИА Новости
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Основная задача миссии требовала немного - стыковка и доставка первых космонавтов на станцию. Планируемая дата отправки «Союза-10» — 22 апреля 1971 года. Но она не состоялась. Накануне ночью лил сильнейший дождь, из-за этого на корпусе ракеты появились блуждающие токи переменного знака (то «плюс», то «минус»), а за минуту до старта обнаружилось, что кабель-мачта не отходит. Была угроза пожара, стартовать нельзя. Пуск отложили на следующий день, он прошел успешно. 24 апреля началась стыковка.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Снова неудача! Экипаж не смог не перейти на орбитальную станцию: космическому кораблю не хватало всего каких-то 90 миллиметров для стыковки. В такой ситуации переходить на станцию без скафандров значит подписать себе смертный приговор. А скафандры на трехместных кораблях отменили еще с полета «Восхода-1» в октябре 1964 года.

Тарелка не разбилась

Вторая попытка стыковки была назначена на июнь того же года. К полету готовился второй экипаж: Леонов,  Кубасов и Колодин. Перед отправкой на Байконур Алексей Леонов взял тарелку, крикнул «На удачу!» и бросил ее на пол. Тарелка осталась цела — в воздухе повисло молчание. Несмотря на то, что космонавты — очень суеверные люди, откладывать полет из-за такой мелочи, как неразбитая тарелка, было нецелесообразно. Однако, как оказалось, суеверия не врут.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Буквально перед стартом врачи запретили лететь Валерию Кубасову: у него нашли нехорошее затемнение в правом легком, врачи подозревали туберкулёз. Леонов просил заменить Кубасова на его Владислава Волкова, но по протоколу в таких случаях требовалась замена всего экипажа, так как важна была сплоченность коллектива. 

Леонов был бешенстве — у него рушилась вся жизнь! А Кубасов вообще не понимал, за что его отстранили от полёта — чувствовал он себя прекрасно. Колодин же понимал, что для него это был единственный шанс полететь в космос. И он его упустил. К слову, диагноз Кубасова не подтвердился. Возможно, дело и правда было в неразбитой тарелке... 

На орбитальную станцию отправились Георгий Добровольский, Владислав Волков и Виктор Пацаев. Стыковка космического корабля с «Салютом» прошла успешно. Космонавты начали выполнять работу.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
ГМИК им. К.Э. Циолковского

Психологическая несовместимость 

Вскоре выяснилось, что Волков и Добровольский не могут друг с другом нормально взаимодействовать: слаженной работы у них не выходило, так как каждый пытался выбиться в лидеры, но командир корабля только один, и это — Добровольский. В такой непростой обстановке они проработали 11 дней на станции, без проблем не обошлось. 16 июня из-за сильной гари и дыма космонавтам пришлось перейти на корабль. Но, отключив некоторые приборы, экипажу удалось устранить ЧП. 29 июня 1971 готовился их спуск на Землю, все задачи в ходе экспедиции были выполнены, так что космонавтам было чем гордиться.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РИА Новости
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Ещё одно происшествие случилось уже в самом конце полета, когда экипаж перешёл в «Союз». Загорелось табло с надписью: «Люк негерметичен». Тогда на концевик табло положили кусочек пластыря и на шесть с половиной оборотов затянули штурвал, оно погасло.

«Завтра встретимся, готовьте коньяк»

На Земле все ждали возвращения космонавтов, ничего не предвещало беды. Генерал Каманин пожелал экипажу удачи: «До скорой встречи на Земле!». Экипаж «Союза-11» постоянно выходил на связь. Последнее, что услышали от космонавтов, было шутливое наставление Владислава Волкова: «Завтра встретимся, готовьте коньяк». Через десять минут после этого сообщения произошло разделение отсеков корабля, связь прервалась.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Однако никто не паниковал. Корабль приземлился в заданном районе, уже через две минуты команда спасателей оказалась рядом, открыла люк и... услышала абсолютную тишину. Вот тогда все и забили тревогу: космонавты сидели на своих местах без сознания. Когда их вытаскивали для оказания экстренной медицинской помощи, тела были еще тёплыми. Однако ничего не помогло. 

«Экипаж приземлился без признаков жизни».

Тройные похороны и огромная катастрофа для всего СССР

На похоронах мужественные коллеги погибших не сдерживали слез. До этого происшествия в космосе была только одна трагедия - Владимир Комаров погиб на корабле «Союз-1» 24 апреля 1967 года из-за отказа парашютной системы. Кто-то из присутствующих на прощании горько сказал: «Целыми экипажами уже хороним».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Причины гибели

Для расследования причин катастрофы была создана Правительственная комиссия под председательством академика Мстислава Келдыша. В ходе него выяснили, что на космическом корабле разрушился резервный вентиляционный клапан: он открывается в случае, если аппарат приземлится на воду или люком вниз, и не раньше, чем на высоте четыре километра. А здесь он открылся в вакууме, в 150 километрах над землей, и давление в «Союзе-11» стало резко снижаться. 

Вскрытие показало, что у всех троих космонавтов появились пузырьки воздуха по всей кровеносной системе, воздух в камерах сердца, а также лопнули барабанные перепонки.

Экипаж Добровольского мог бы спастись, будь у них скафандры, однако на корабле для них не было предусмотрено дополнительное место. Как только вентиляционный клапан разгерметизировался, кабину накрыл густой туман, воздух выходил со страшным свистом, кто-то из космонавтов пытался ликвидировать утечку - клапан был частично перекрыт ручным вентилем — но не успел. 

После катастрофы корабли серии «Союз» не запускали в течение 27 месяцев. Все это время пересматривались их концепции: с тех пор космонавты летали только в скафандрах, а экипаж состоял из двух человек.